80 лет назад в Японии был арестован советский разведчик Рихард Зорге

Наука



80 лет назад японской контрразведкой была схвачена основная часть резидентуры советского разведчика Рихарда Зорге во главе с ним самим. Спустя три года Зорге был казнен, однако в СССР до хрущевского времени не признавали его своим разведчиком. Лишь в 1964 году ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза и стали называть его именем улицы, школы и корабли. Почему так произошло, разбирается «Газета.Ru».

18 октября 1941 года в Японии был арестован легендарный советский разведчик Рихард Зорге и большая часть его группы. Два агента — Мияги и Одзаки — были схвачены накануне, впоследствии аресты членов резидентуры Зорге были продолжены: в январе 1942 года прошла вторая волна арестов на основании показаний первых арестованных.

При обыске в квартире «немецкого журналиста», расположенной в центре Токио, нашли фотоаппараты, наушники, телеграф, копировальный аппарат и три телеграммы, приготовленные для передачи радисту. Свидетельства шпионской деятельности обнаружили также на квартирах других членов его группы. Найденные документы и показания арестованных позволили расшифровать перехваченные ранее радиограммы, которые до ареста Зорге не поддавались расшифровке. Сообщения кодировались с использованием немецких статистических ежегодников.

Японские радиопеленгаторы еще с 1937 года фиксировали выход в эфир радистов Зорге, но не успевали к ним приблизиться. Каким образом японцам в конце концов удалось выйти на след неуловимой группы Зорге, до сих пор точно неизвестно.

Важнейшей информацией, переданной разведчиками из Токио в Москву, считается сообщение о том, что Япония не собирается в ближайшее время нападать на СССР, а намерена сосредоточиться на военных действиях против США. Ставка Верховного главнокомандования доверилась этой информации, сняла с восточных границ десятки дивизий, тысячи танков, самолетов и перебросила их на Западный фронт, под Москву, тем самым, вероятно, и решив исход войны. В результате многие специалисты по разведке, а также известные западные авторы шпионских романов считают Зорге «лучшим шпионом всех времен», «шпионом, который изменил мир», «самым грозным шпионом в истории», «блестящим», «безупречным», «сталинским Джеймсом Бондом». Его работой восхищались генерал армии США Дуглас Макартур, «двойной агент» Ким Филби, писатели Ян Флеминг, Том Клэнси и Лэнс Морроу, даже главный прокурор по делу Зорге Мицусада Ёсикава говорил: «За всю свою жизнь я никогда не встречал никого более великого, чем он», — что, впрочем, не помешало ему и его коллегам вынести Зорге смертный приговор.

Зорге был повешен 7 ноября 1944 года вместе со своим ближайшим помощником Хоцуми Одзаки. Его сердце билось еще несколько минут после того, как тело сняли с виселицы. Остальные члены его группы получили тюремные сроки, причем двое — пожизненные.

Гражданская жена Рихарда Зорге в Японии, Ханако Исии, организовала его перезахоронение из безымянной общей тюремной могилы, опознав по старым ранам, и навещала эту могилу вплоть до своей смерти в 2000 году. Она написала о нем несколько книг: «Зорге — человек» (1949), «Вся моя любовь — человеку Зорге» (1951) и др. Официальную жену Зорге, советскую немку Екатерину Максимову, НКВД арестовало в Москве в сентябре 1942 года (еще при жизни сидевшего в тюрьме разведчика) по подозрению в шпионаже — поводом послужил донос ее дальней родственницы. Она умерла в заключении в 1943 году и реабилитирована в 1964-м.

К судьбе самого Зорге Сталин большого интереса не проявил. По некоторым данным, ему предлагали обмен этого разведчика на нескольких японцев, но он отказался как признавать связь своего разведчика с СССР, так и вообще вести какие-либо переговоры на этот счет с противником, не желая раздражать своих союзников.

Не исключено также, что Сталин не простил Зорге сделку со следствием, на которую тот пошел в обмен на обещание пощадить Ханако Исию (которую даже не арестовали) и ряд членов его группы.

Интерес к деятельности группы Зорге вспыхнул на Западе уже после войны, в том числе и в США, где Зорге пытались обвинять в том, что он перенаправлял агрессию Японии с Советского Союза на Соединенные Штаты. В руки американцев попали японские архивы, относящиеся к работе группы Зорге, однако часть документов была утрачена. Постепенно книги и фильмы о «советском суперагенте» дошли до Хрущева, который в 1964 году приказал поднять соответствующие архивы и убедился, что все это соответствует правде. Рихард Зорге был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. С того времени в СССР — не только среди представителей спецслужб, но и среди всех слоев населения — распространился своего рода культ этого разведчика, спасавшего страну, которая его предала и забыла. Его именем были названы множество улиц, школ, кораблей и т.д., установлены многочисленные памятники.

Позже, наоборот, возникли споры: не было ли преувеличений, когда Хрущев обвинил Сталина в том, что тот игнорировал донесения советских разведчиков, в частности, Рихарда Зорге, предупреждавшего о неминуемом нападении Германии на Советский Союз и даже называл конкретную дату. Выясняется, что наряду с настоящей датой (22 июня 1941 года) разведчики многократно озвучивали ряд других, ложных — например, в конце мая, 15 июня и др. Немцы сознательно дезинформировали советское военное командование через германских атташе в нейтральных странах, да и вообще, похоже, неоднократно произвольно переносили сроки начала операции «Барбаросса». Тем не менее сама информация о скором нападении, которую передавал раз за разом Зорге, оказалась верной.

Личность самого Зорге, работавшего также под псевдонимами «Рамзай», «Инсон» и «Зонтер», в немалой степени интриговала западных поклонников «советского супершпиона». Теперь о его жизни известно многое. Он родился в 1895 году в многодетной семье немецкого инженера Густава Вильгельма Рихарда Зорге, занимавшегося нефтедобычей на фирме Нобеля на Бакинских промыслах. Двоюродный дед Рихарда — Фридрих Адольф Зорге — был одним из руководителей Первого интернационала и секретарем Карла Маркса, однако сам юный Рихард, в 1898 году вместе с семьей уехавший из России в Германию и не знавший русского языка, поначалу был далек от революционных идей и считал себя германским патриотом.

В октябре 1914 года, бросив образование, Рихард добровольцем отправился на западный фронт в составе немецкой армии. Он попал в артиллерию, был несколько раз сильно ранен, произведен в унтер-офицеры и награжден Железным крестом II степени. Участвовал, в частности, в боевых операциях под стенами французской крепости Верден, в так называемой Верденской мясорубке. В апреле 1917 года был очень тяжело ранен разрывом снаряда, трое суток провисел на колючей проволоке, выжил, но стал инвалидом. После операции одна его нога выглядела короче другой на несколько сантиметров. В госпитале произошло перерождение будущего разведчика — он сблизился с левыми социалистами, принял учение Маркса и писал об этом позже так: «Мировая война… оказала глубочайшее влияние на всю мою жизнь. Думаю, что какое бы влияние я ни испытал со стороны других различных факторов, только из-за этой войны я стал коммунистом». После демобилизации он получил наконец среднее образование, затем высшее, а в августе 1919 года стал обладателем степени по экономике Гамбургского университета. В то же время началась его журналистская и революционная деятельность. В ноябре 1918 года в Киле он участвует в матросском бунте, а в 1919 году вступает в Коммунистическую партию Германии.

В начале 1920-х Зорге редактировал партийную газету и был научным сотрудником Франкфуртского института социальных исследований (знаменитая «Франкфуртская школа»). После запрета деятельности компартии Зорге в 1925 году оказывается в Москве, вступает в ВКП(б), получает советское гражданство и работает в аппарате Коминтерна. А в 1929 году он был завербован разведкой и переходит на работу в Разведупр РККА, начинаются его миссии сначала в западные страны, затем в Китай и, наконец, в 1933 году его направляют в Японию под видом корреспондента влиятельных немецких газет.

Параллельно Зорге заводит полезные знакомства в Германии, вступает в нацистскую Национал-социалистическую немецкую рабочую партию и делится с немецкой разведкой данными о военной промышленности Японии. В 1938 году Зорге получает место пресс-секретаря при германском посольстве, доступ к секретным документам и дружит с военным атташе, а позже с германским послом в Японии Ойгеном Оттом, который безгранично доверял советскому разведчику.

После ареста Зорге Ойген Отт отказывался верить в его виновность, убеждал в этом свое начальство, которое требовало выпустить разведчика из японских застенков. Однако доказательства японской разведки были неопровержимы, и после ознакомления с ними Гитлер уже лично требовал от японских властей выдачи предателя, но снова безуспешно.

«То, что я успешно проник в посольство Германии в Японии и завоевал абсолютное доверие людей, и было основанием моей деятельности в Японии… Даже в Москве тот факт, что я стал работать в посольстве и использовал это для своих шпионских целей, оценивается как чрезвычайно удивительная, не имеющая аналогов в истории вещь», — с гордостью говорил Зорге на следствии.

Сочетание «социальной инженерии» и хорошо продуманных технических средств и приемов обеспечило ему свое место в истории, послужило причиной того, что еще долго многие разведки и контрразведки мира со всей тщательностью изучали опыт Рихарда Зорге. Однако самым удивительным остается тот факт, что костяк группы Зорге составляли люди глубоко идейные, работающие даже не за деньги, а ради достижения каких-то высших целей. Даже на расследование возможной антиамериканской деятельности Рихарда Зорге США потратили больше денег, чем те суммы, что перечислила на работу своей японской резидентуры советская разведка.



Источник

Оцените статью
Новости на Триколор TV