До потери пуска. Как сильно Россию подвинули на орбите другие страны | Наука | Общество

Наука


Статистика показывает: Россия уступает свои позиции в космосе не только США, но и Китаю.

Так, за первые 10 месяцев 2021 г. Китай осуществил 40 запусков с двумя неудачами, и ещё 7 запланированы до конца декабря. За то же время США провели 39 запусков, 36 успешных. У Китая до 2007 г. никогда не было больше 10 запусков в год. Но затем он произвел 152 запуска за последние 5 лет – больше, чем любая другая страна. У России в этом году было только 18 стартов. При том, что с 1957 по 1991 гг. советские ракеты совершили 2309 успешных пусков, в среднем по 66 в год. 

По количеству спутников на орбите счёт тоже грустный. Если в 2011 г. у США их было 443, у России — 101, у Китая — 69, то в 2017-м у США — 803, у Китая — 204, у России — 142. А в 2021 г. у США — 2788, у Китая — 431, у России же — всего 167.

Остаются ли шансы у нашей страны сохранить если не лидирующее, то на конкурентные позиции в космической сфере? Об этом «АиФ» поговорил с членом-корреспондентом Российской Академии космонавтики им. Циолковского Андрем Иониным

Госдеп не даёт «добро»?

— Андрей Геннадиевич, эта статистика — повод для расстройства?

– Не думаю. Количество запусков – не главный показатель уровня отрасли, а больше статистический. В нём три составляющие – военная, народно-хозяйственная (пилотируемые и научная программы) плюс коммерческие запуски. Военная программа у нас поддерживается на требуемом уровне, здесь понятные заказчик и источник финансирования. Пилотируемая жива участием России в проекте МКС. Научная программа, практически обнулившись в 1990-е, так пока и не восстановилась. Коммерческая же, пережив взлёт в конце 1990-х и в 2000-х, когда Россия была безусловным лидером на рынке коммерческих запусков со своими отработанными в советское время носителями «Союз» и «Протон», сегодня сходит на нет. И здесь свой комплекс причин.  

Первая – внутриотраслевая, снижение надёжности (высокая аварийность) российских носителей как прямое следствие падения производственной и технологической дисциплины. Для исправления этой ситуации меры уже предпринимаются.

Вторая причина — внешняя: санкции США против России (и нашей космической отрасли), введённые с 2014 г. Если в спутнике есть хоть какая-то американская часть, если в его разработке принимала участие хоть одна американская компания или если испытания спутника проводились на территории США, то собственник такого спутника в обязательном порядке должен запросить разрешение Госдепа на запуск российским носителем. Вероятность получить такое разрешение сегодня столь невелика, что никто не рискует. 

Третья – деятельность Илона Маска, который предлагает свой носитель Falcon 9 дешевле, чем у всех конкурентов, включая российских. Так мы и потеряли этот рынок, а наши заказчики утекли к Маску. Однако, на мой взгляд, для судьбы отечественной космической отрасли это некритично. Сейчас в космосе другие приоритеты, нежели полвека назад. 

— Например? 

— Около Земли на повестке масштабная задача по созданию систем космического интернета. Маск ударно над этим работает; в его системе Starlink уже 2 тысячи спутников, для наземных потребителей начался второй этап тестирования. О планах создания аналогичной системы Kuiper заявил и «№2» в списке мировых миллиардеров Джеф Безос. Есть китайский проект. Есть и российский – «Сфера», но… Задача поставлена президентом более 3 лет назад, однако вменяемого обоснования системы от Роскосмос мы до сих пор не услышали.

Объясню, почему это архиважно. Мы сейчас говорим о развитии цифровой экономики. В этой новой экономике каждый субъект, объект, каждый гаджет или станок должны быть постоянно и гарантированно подключены к глобальной сети, связаны между собой. Но сегодня на Земле связь есть не везде, и обеспечить её глобальное покрытие по разным причинам невозможно: где-то это экономически нецелесообразно (мало потребителей), где-то физически невозможно. Однако цифровая экономика не может работать локально или зависеть от природных катаклизмов, аварий, забастовок и пр. Наилучшее решение – развернуть инфраструктуру в космосе: это глобально и гарантированно, ибо не зависит от происходящего внизу. 

Сравнение размеров различных российских и американских космических ракет.
Сравнение размеров различных российских и американских космических ракет. Фото: Commons.wikimedia.org

Но тогда экономика любой страны становится зависимой от доступа к космическому интернету. Ситуация похожа на спутниковую навигацию: если у страны нет своей системы, то у неё нет и современной армии. Именно поэтому у каждой из трёх самых сильных армий мира есть национальная система спутниковой навигации: у России ГЛОНАСС, у США GPS, у Китая BeiDou.

Без космического интернета национальная цифровая экономика будет похожа на дорогую машину, ключ от которой в чужих руках. Посему строить ее надо обдуманно, осторожно. 

Движущая сила амбиций

Многие эксперты в области отечественного космоса говорят, что главная на сегодня проблемы – это кадры. Вы согласны?

— Безусловно. У НАСА и в целом в промышленности проблема дефицита кадров стояла в 1990-е годы. Молодежь не интересовалась инженерными специальностями, а видела социальные и экономические лифты в ИТ, финансах, а кто-то -и в шоу-бизнесе. А в 2000-х появился Маск, который продемонстрировал, что инженер может не только реализоваться профессионально, но и заработать. И сейчас конкурс на инженеров в США гигантский. И это, благодаря Маску, который, добившись успеха и в космонавтике, и автомобилестроении, стал национальным героем Америки, И, кстати, самым богатым человеком в мире и даже в истории.

У Маска есть крайне редкое умение — привлекать самых талантливых специалистов. Для этого он предлагает им невероятно амбициозные и по-человечески позитивные проекты: «чистые» электромобили, освоение Марса. Он выдвигает задачи, ради которых стоит жить и работать.

Вы действительно верите, что освоение Луны и Марса реально в ближайшей перспективе? 

— Освоение космоса станет реальным, если удастся рахработать мощный, компактный, безопасный и долговечный источник энергии, работающий в космосе. Без этого невозможно создавать в космосе или на Луне любые производства, системы жизнеобеспечения для сотен и тысяч людей. Например, суммарная мощность огромных «лопухов» солнечных батарей МКС «всего» 400 киловатт. Этого хватает только на то, чтобы шесть членов экипажа могли находиться на станции и проводить на орбите энергомалозатратные научные эксперименты. Если же мы не посещаем, как 50 лет назад, а осваиваем Луну: строим там обитаемую базу, добываем воду, превращая ее в том числе в ракетное топливо, производим необходимые строительные материалы, то нам потребуется энергия на порядки большая. Солнечные батареи тут не годятся, да и лунная ночь длится 14 земных суток. И если цель — освоение, то основной поток в сторону космоса будет связан уже не с людьми, а с грузами. Для этого потребуются принципиально новые, уже не на химическом топливе, транспортные грузовые системы в космосе. Ведь и на Земле для пассажиров и грузов созданы отдельные транспортные системы. 

Из того, чем человечество владеет сейчас, – это ядерная энергетика. То есть нам придется впервые соединить ядерные и космические технологии. Частному бизнесу столь технологически прорывная задача не под силу, да и бизнесу никто не разрешит заниматься ядерно-космическим объединением, ибо оно слишком близко к военным применениям. Получается, что, с одной стороны, эти технологии необходимо развивать, но, с другой, что развивать можно только в рамках широкого международного проекта. 

И России есть что предложить. У нас есть задел ещё с советских времен. У нас есть «Росатом», которому такая задача по плечу при условии концентрации политических, технологических и финансовых ресурсов.

Для тех, кто считает сказанное фантастикой, напомню, что еще Циолковский предполагал, что мы приступим к освоению планет. Королев рассказывал о «космическом такси», которое будет доставлять людей на другие планеты. Пока этого не произошло, но я надеюсь, что это произойдет, что это неизбежно. Это путь для человечества.



Источник

Оцените статью
Новости на Триколор TV